Отаман Зелений і погроми: версія Вольфа Єфраїма

Кладбище

Related Post

Ми не хочемо, щоб героїв наших визвольних змагань вважали погромниками. Ми вважаємо звинувачення у антисемітизмі як петлюрівців та і бандерівців одним з радянських пропагандистських міфів. Втім, не буває диму без вогню, як не буває звинувачення без доказів. В ситуації з погромами маємо три сторони конфлікту: українські, переважно отаманські частини; євреїв, жертв погромів і радянські пропаганду – пізніших інтерпретаторів цих подій.

Варто відзначити, що навіть більшість дослідників отаманщини, навіть такі відверті антисеміти як Р. Коваль воліють оминати питання людських жертв і наполягають на людяності отаманів, зокрема, Зеленого. Нас цікавить позиція самих євреїв. В ідеалі ними мають бути нащадки обухівських, трипільських і германівських. Але їх немає.

Як це було за версією Вольфа Єфраїма (События на Украине в 1917-1920 роках і євреї): http://samlib.ru/e/efraim_w/efrukr1917_2.shtml

***

В начале февраля 1919 г. атаман Зелёный, прежде командовавший 1-й Днепровской дивизией директорианской армии, перешёл на сторону большевиков и вместе с ними боролся против Директории на участке Васильков — Фастов. Свой переход на сторону большевиков он мотиви­ровал готовностью Директории вступить в союз с “империалистической Антантой”.

Вскоре Зелёный потребовал от большевиков поделить власть с ле­выми украинскими эсерами. Когда большевики отвергли это требова­ние, он прекратил сотрудничество с ними и объявил о своём нейтра­литете в войне их с Директорией. Когда же большевики потребовали от Зелёного переформировать свой отряд и влиться в ряды общероссийской Красной армии, он начал вооружённую борьбу против них. Так же реагировали на подобное требование многие прежде пробольшевистские отряды.

Движение это получило название “зеленовщина”. Вокруг Зелёного группируются крестьяне, недовольные большеевистской властью. Он изгоняет большевиков из района Триполья. В кон­це марта намечает освободить от них Киев. С этой целью он устанав­ливает контакты с атаманами Соколовским на Киевщине, Ангелом на Черниговщине, Михно на Полтавщине, а также с командиром Богунского большевистского полка, дислоцированного в городе Золотоноша.

На совещании в Переяславе был выработан план захвата Киева. План этот провалился, так как командир Богунского полка доложил о нём своему начальству9. Одним из последствий этого было поражение Ангела в стычке с большевиками, после которого он был вынужден бежать к Зелёному. Хотя нападение на Киев не удалось, Зелёный рас­пространил свою власть на окрестности Киева. Антибольшевистские акции Зелёного и его сподвижников почти все­гда сопровождались антиеврейскими эксцессами.

В лучшем случае де­ло ограничивалось взиманием чрезмерно больших контрибуций, из­биениями и издевательствами, но нередки случаи и убийства. В апреле 1919 г. большую известность приобрели акции сподвижников Зелёного атаманов Гончара (Батрака) и Клименко. 6-7 апреля отряд Гончара устроил погром в Василькове. Вначале расстреляли несколько коммунистов, евреев и неевреев, и около 30 евреев, никакого отношения к коммунистам не имевших. 7 апреля группа повстанцев отряда Клименко захватила местечко Межгорье, а другая группа этого атамана — пассажирские пароходы “Барон Гинцбург” и “Казак”.

Христианам и евреям было приказано выстроиться отдельно; христиан освободили, а евреев утопили. С первого парохода было утоплено 40 евреев, со второго — 54. Происше­ствие это получило название “межгорьевская трагедия”. После событий в Василькове и Межгорье агентам Гончара и Кли­менко удалось подбить большую группу крестьян из прилежащих к Киеву сел Новая Петровка, Старая Петровка, Межгорье, Валки, Вышгород и Гостомель к походу на город. 10 апреля эта группа заняла предместье Киева Куреневку.

С криками “Бей жидов! За веру православную!” они стали громить еврейские дома и магазины и, согнав свыше 100 евреев, в том числе женщин и детей, в здание районной милиции, стали стрелять по ок­нам. 15 евреев были убиты, свыше 20 тяжело ранены. В погроме уча­ствовали советские милиционеры и местные обыватели. Затем повстанцы двинулись на Подол, захватили банк, телеграф, подожгли несколько домов, осадили казарму 1-го украинского запасного полка. Большевикам пришлось мобилизовать почти все свои силы, что­бы к вечеру 10 апреля выбить повстанцев из Подола и Куреневки. В свя­зи с апрельскими событиями ВУЧК арестовала свыше 150 человек, сре­ди них многих монархистов, никакого отношения к этому не имевших. Большевики сразу же увидели в атамане Зеленом и в его сподвиж­никах опасного врага. Уже 25 марта 1919 г. Зеленый объявлен вне за­кона, а 12 апреля поставлены вне закона атаманы Соколовский, Ор­ловский и Гончар (Батрак).

Против Зеленого выслали карательную экспедицию. После ряда сражений с переменным успехом ей удалось изгнать Зеленого из его родного села Триполья, и он на некоторое время исчез, подобно атаманам Соколовскому и Ангелу. В июне Зеленый опять появляется в районе Триполья во главе от­ряда численностью до 12 тысяч человек. Киевские власти выслали против него трехтысячный рабочий отряд, в котором много коммунистов и комсомольцев. Двухдневное сражение в районе Триполье – Обухов — Черняхов закончилось победой Зеленого. Многие бойцы рабочего отряда были убиты, многие взяты в плен. Лишь небольшой части удалось бежать, переправившись через Днепр.

Пленных погнали в Триполье. Коммунистов и евреев отвели в сторо­ну; часть из них утопили, часть расстреляли. Остальных пленных повели на митинг. Выступивший перед ними атаман Зеленый сказал: “Нам не нужна жидовская власть! Украина принадлежит украинцам! Переходите на нашу сторону”. Часть пленных последовала этому призыву. В июле 1919 г. отряды Зеленого насчитывали не менее 15 тысяч повстанцев. У них было несколько орудий и пулеметов, но многие бойцы не имели огнестрельного оружия, а были вооружены косами, вилами, топорами. В этот период Зеленый и его сподвижники контро­лировали значительную часть Киевской губернии.

Во второй половине июля Зеленый напал на Ржищев, где убил мно­го красноармейцев, захватил пароход и ворвался в Переяслав. Здесь ему удалось захватить в государственном банке большую сумму де­нег. Не сумев задержаться в Переяславе больше четырех дней, Зеле­ный возвратился на Правобережье и пытался овладеть крупным селом Кагарлык. Это ему не удалось, ибо местные крестьяне были настрое­ны против него. В Ржищеве зеленовцы убили свыше 20 евреев, в Переяславе — 20, в Кагарлыке — 25. Затем Зеленый напал на местечко Жашков Таращанского уезда. Он собрал евреев в синагоге, отобрал 80 заложников и потребовал кон­трибуцию в миллион рублей. Евреям с трудом удалось собрать сто тьгсяч. Тогда нескольких заложников расстреляли, а остальных отпустили.

Евреи говорили между собой: “Легко отделались…” Такая реакция понятна в свете трагедии, которая произошла в соседнем местечке Юстинград (Соколовка), где проживало около тысячи еврейских семей и 600 нееврейских. В первой половине июня в местечко вошел атаман Зеленый во главе отряда в несколько тысяч человек. При вступлении в местечко повстанцы убили местного раввина Пинхаса Рабиновича. На следующий день евреев согнали, отобрали 150 заложников под угрозой их расстрела потребовали контрибуцию в миллион рублей. Евреи организовали специальную комиссию для сбора денег. Ходили из дома в дом.

Но местечко очень обнищало вследствие бесконечных налетов различных повстанческих отрядов, и удалось собрать немногим более десятой части требуемой суммы. Зеленовцы начали расстреливать заложников, убили семерых. Евреи обратились за помощью к своим соседям-христианам, взяли взаймы несколько десятков тысяч рублей, однако собрать в общей сложности более 200 тысяч рублей не смогли. Помощник Зеленого опять велел собрать всех евреев в одно место, установил против них пулемет и сказал, что все будутрасстреляны, если не будет внесено дополнительно к соб­ранной сумме еще 20 тысяч рублей золотом. Евреи молчали. Тогда помощник Зеленого приказал привести заложников и избивать их саблями плашмя по голове.

Те обливались кровью, а евреи продолжа­ли молчать, ибо денег у них не было. Зеленовцы увели заложников за пределы местечка и расстреляли всех, за исключением одного, кото­рому чудом удалось спастись. В конце июля большевики повели наступление на атамана Зеленого из Обухова, а также из Кагарлыка и Канева. С третьей стороны отход Зеленому на Левобережье перекрыла Днепровская военная флотилия. Общее руководство операцией взял на себя лично уполномоченный Совета рабочей и крестьянской обороны Украины Н. Скрыпник. Сражение длилось четыре дня и закончилось разгромом зеленовцев, но са­мому атаману с небольшим отрядом удалось вырваться из окружения.

По дороге на запад Зеленый потерпел поражение под Ставищем и повернул на Умань, из которой пытались выбить большевиков атама­ны Соколов, Стецюра и Никольский. Туда же направил отряд атаман Ю. Тютюнник, меньше месяца тому назад вновь ставший ярым приверженцем Директории10. В середине августа повстанческим атаманам общими усилиями удается изгнать большевиков из Умани.

Когда уманским евреям, уже пережившим в 1919 г. четыре погро­ма, во время которых было убито свыше 300 человек, стало известно о приближении к городу атамана Зеленого, они пришли в ужас. Однако на этот раз повстанческие атаманы никаких антиеврейских эксцессов в Умани не учинили11.

Вскоре после занятия города повстанцами в Умани состоялось боль­шое собрание, на котором присутствовали руководители повстанцев, члены городской думы, представители общественности. В своем вы­ступлении Ю. Тютюнник отметил большое значение повстанческого движения для украинского дела, особенно вклад в него атамана Зелено­го. Он призвал повстанцев координировать свои действия с директорианской армией, отметив при этом, что Директория стоит на позициях парламентаризма.

Выступивший затем Зеленый сказал, что повстанцы не признают парламентаризма, а стоят на позициях крестьянской Советской власти. Аналогичную позицию занял редактор органа повстанцев “Селянська спилка” (“Крестьянский союз”) Руденко. На состоявшейся несколько дней спустя крестьянской конференции Уманского уезда большинство делегатов высказалось за парламентаризм.

Тем временем началось форсированное продвижение к Киеву директорианской армии с юго-запада и Добровольческой армии с юго-восто­ка. 15 августа директорианцы взяли Бердичев, а 17-го — Погребище. Здесь они разоружили сильную еврейскую дружину самообороны, а затем покинули город. 22 августа в Погребище ворвался отряд зеленовцев, насчитывавший свыше тысячи повстанцев, и учинил резню. 350 — 400 евреев было убито, свыше 100 тяжело ранено. В этой резне участвовали также повстанцы атамана Сокола и крестьяне окрестных деревень, которые давно собиралисьпогромить погребищенских евреев, но не решались сделать этого из-за сильной еврейской дружины самообороны.

Поскольку в это время местность находилась под властью Директо­рии, оставшиеся в живых члены правления погребищенской еврейской общины отправили телеграмму в Каменец-Подольский министру по еврейским делам Пинхасу Красному и депутацию — к бердичевскому окружному комиссару, прося оказать помощь погромленным и выде­лить вагон для перевозки раненых в ближайший госпиталь. Неизвестно, сумели ли директорианские власти удовлетворить эту просьбу.

В последней декаде августа атаман Зеленый покинул Умань и устремился к Киеву, к которому подходили войска Директории и Деникина. Деникинцам удалось вытеснить директорианцев из Киева и не до­пустить в город зеленовцев. Они пытались переманить Зеленого на свою сторону, но он не желал иметь с ними никаких контактов. Голов­ной атаман Петлюра также призывал его прекратить сепаратную дея­тельность и влиться в ряды директорианской армии.

В середине сентября Зеленый выехал в Каменец-Подольский для переговоров с Директорией. Его приняли с большой помпой, но он не согласился на предложения Петлюры, да и Петлюра считал его слиш­ком левым. Зеленый возвратился в район Киева и развернул самосто­ятельные операции против Деникина. Он установил блокаду Киева и не пропускал в город продукты. В конце сентября 1919 г. в одной из стычек с деникинцами атаман Зеленый погиб.