Как бы звучал роман «Анна Каренина» на одесском иврите

У Ханы Каренин был бааль, елед и пентхауз в Герцлии. Бааль был пакид гадоль и имел квиют, хороший маскорет, пенсионный фонд, хоцаот рехев и телефон, керен хишталмут. Спрашивается, что еще этой геверет не хватало? Так она нашла на свою голову цурес, которые она называла любовь.
По вечерам она уходила от живого мужа лаасот хаим к одному офицеру бэ-кева бе-шем Вронский, а Хаим Каренин кормил еледа, укладывал его спать, а утром делал ему питу с 9%  «Коттеджем» и отправлял в школу.
— Аба, эйфо има? — спрашивал елед.

[wpdevart_like_box profile_id=»jeworg» connections=»show» width=»600″ height=»150″ header=»small» cover_photo=»show» locale=»en_US»]

— Има бэ-авода, отвечал адон Каренин, рыдая. Иной раз прибежит гиверет домой, к еледу, тискает его, а елед говорит:
— Има, аль тидаги, йихье беседер, тихзери ха-байта, бе-эзрат ха-Шем.
В общем, эта шармута таки устроила себе веселую жизнь — ми цад эхад, конечно, ахава и все такое, ми цад шени — все таки бааль и елед. Так, не приведи Господь, и мамзера можно в подоле принести.
Так эта мешуга делает глупость — ничего умнее не придумала, как пойти на тахану ракевет и положить свою дурную голову на рельсы..
Лежит час, лежит два — подходит полицейский:
— Хорошенькое занятие вы себе нашли, геверет — валяться в такую сырость на холодном рельсе. У нас еврейская страна, и вы можете лежать сколько захотите, но сегодня шабат, ближайший поезд — в йом ришон.
Плюнула гиверет Каренин, вытащила из сумки питу с фалафелем и скушала, а потом пошла домой, к баалю и еледу. А мар Вронский женился, получил повышение по службе, купил на льготную офицерскую машканту квартиру в Афеке, и теперь у них уже трое детей, дай Б-г им здоровья.
А было бы все это в гойской стране, то раздавил бы таки ее поезд, вэ аф эхад лё хайя йодеа аль сипура а-муфла.
ПОТОМУ ЧТО ШАБАТ НАДО ЛИШМОР!

(с) Марьян Беленький

Leave a Comment