Советские байки об антисемитизме

Известный диктор радио Юрий Левитан рассказал, как вместе со спортивным комментатором Вадимом Синявским возвращались после работы домой и разговорились о том, что их относят к числу самых известных в стране людей. «Давай проверим», — предложил Синявский.
Они зашли во двор, где ребята гоняли футбольный мяч. На вопрос: «Ребята, угадайте, кто мы такие?» — последовал однозначный ответ:
«Жиды»…

А вот что рассказал мне ученик Райкина Роман Карцев: «Как-то Аркадия Исааковича Райкина после концерта увезла «скорая» —
сердце. Его, беспомощного, врач оставила лежать в приёмном отделении и ушла. Проходит полчаса, час… «Скажите, — обратился Райкин к нянечке, — почему ко мне никто не подходит?» «Э, милый, да у нас сейчас идет партийное собрание», — отвечает она. «А вы
знаете, — сказал Райкин, — меня в моем нынешнем положении устроил бы и беспартийный врач».

Когда речь заходит об антисемитизме, Зиновий Гердт обычно рассказывает такую историю: «В начале 50-х годов, когда началась
жуткая антисемитская кампания, Сергей Образцов совершил поступок, меня восхитивший. Министерство велело сократить оркестр. Образцов собрал худсовет и сказал: «Надо сократить пять человек». И назвал фамилии: Иванов, Павлов, Петриченко, Сайкин и Козаков. Я вскочил: «Вы в своем уме? Это же лучшие музыканты! У нас что, слабых нет?» — «Есть — Файнберг, Райзберг, Гукман, Рабинович и Клейман умрут с голоду, а Иванова, Павлова, Петриченко, Сайкина и Козакова завтра же любой оркестр возьмет».
Вести себя так, как повел Сергей Владимирович, было тогда ох как опасно!».

Клара Новикова рассказала в компании, как в Одессе, на Привозе, одна тётка долго сватала ей какие-то дивные колготки, которые были
жутко дорогими. Торговались, торговались, но так и не договорились. Клара сказала: «Если я по такой цене эти колготки куплю, меня муж
из дому выгонит». А тётка ответила: «Мадам, если вы эти колготки купите, то зачем вам муж»?

Эмиль Лотяну рассказал, как на съемку картины «Мой ласковый и нежный зверь» пригласил большую группу цыган. «Так получилось, что я все время через мегафон обращался к ним: «Товарищи цыгане, начинаем съемку… Товарищи цыгане, запевайте песню… Товарищи цыгане, выйдите из кадра»…. Я ведь хотел, чтобы было как можно вежливее. В конце концов один цыган спросил меня: «Товарищ еврей, а перерыв на обед будет?».

 

Leave a Comment