Арсений Финберг, «Интересный Киев»: «Сын говорит, что мы неправильные евреи»

Арсений Финберг – совладелец и основатель экскурсионного бюро «Интересный Киев». Основал волонтерское движение «Эскадроны добра», вошедшее в «Волонтерскую сотню». Один из создателей крупнейшего в Украине центра помощи переселенцам «Фроловская 9/11». Отец двоих детей.

Дело длиной в полтора десятилетия

«Интересный Киев» – это твой первый бизнес?

Я проработал четыре года в западных компаниях после окончания «Киево-Могилянской Академии» (НаУКМА). А потом основал экскурсионное бюро. 

Насколько я помню, «Интересный Киев» появился в формате сообщества на блог-платформе Livejournal.

Сначала была статья в журнале «Афиша» о киевских секретных местах. Я ее нашел, она мне понравилась, я ее отсканировал и стал искать, куда выложить. Хотелось обсудить с друзьями и знакомыми, какие есть у меня секретные места, а какие – у них. Решил это сделать в сообществе «Интересный Киев», которое я создал. И пошло-поехало. За месяц около трех тысяч человек присоединилось к этой группе. 

А когда это было?

Ровно 15 лет тому назад. В этом году мы празднуем пятнадцатилетие.

Будем считать, что это первая статья, посвященная вашему 15-летию. И когда ты понял, что создал реальный бизнес?

Где-то через полгода. Мы сначала обсуждали интересные места, потом организовывали по ним прогулки. Позже стали присоединяться к экскурсиям, которые проводились в городе. Когда нас стало больше, мы сами стали организовывать экскурсии. А когда на них стало приходить 50 и более человек, я решил, что пора организовывать экскурсионное агентство.

Правильно ли я понимаю нынешнюю бизнес-модель: любой экскурсовод, имеющий оригинальную программу, может прийти сюда и под крышей «Интересного Киева» ее реализовывать?

Да, ты близок к истине. Последнее время мы стали своего рода маркетплейсом. Но слово «любой» меня обижает. Далеко не все могут быть приняты под крышу «Интересного Киева». Все продукты я стараюсь проверять лично. Все-таки «Интересный Киев» – это имя, и я отвечаю за все, что появляется в рамках этого проекта. Кроме того, многие продукты, появляющиеся на нашем сайте, являются разработкой школы гидов «Интересного Киева». И практически каждый месяц у нас появляются 1-2 новые экскурсии.

Ты упомянул еще один проект: школа гидов.

Через 5 лет после появления экскурсионного бюро мы поняли, что обладаем достаточной экспертизой, чтобы преподавать. Мы поняли, что хотим менять рынок экскурсий Киева. Мы понимаем, какие экскурсии мы хотим видеть, а какие – не хотим. И начали учить людей создавать необычные увлекательные проекты.

А есть ли франчайзинг?

Франчайзинга нет, хотя, вопрос об этом нам часто задавали. Я думаю, что подобные проекты должны создаваться внутри города. Нужно быть фанатиком, чтобы сделать такой проект. Есть партнерские агентства в других городах, с которыми мы сотрудничаем.

А можно ли сегментировать тематику экскурсий? Столько-то продуктов – о бандитском городе. Столько-то – о еврейском?

Один параметр – это количество экскурсий. Их у нас больше 300. Другой – частота их проведения. Что-то проходит каждую неделю, а какая-то экскурсия проходит раз в год. Иди вообще уже не проходит. Есть массовые, а есть нишевые продукты. У нас есть серия экскурсий под названием «история одной улицы», мы их проводим нечасто. Но, тем не менее, это уникально: три часа идти по одной улице, рассказывая о каждом доме. Экскурсия «Еврейский Киев» у нас разбита на три части, которые проводятся в разных районах. При этом, они проводятся с разной периодичностью и на разных языках. Регулярные – на русском, украинском и английском. Индивидуальные – на всех языках мира. 

И на идиш?

У нас есть экскурсоводы, знающие идиш. Не уверен, в достаточном ли объеме, чтобы проводить на нем экскурсии. Чаще всего бывает, что люди, общающиеся на идиш, также знают и иврит. Ивритоязычных экскурсоводов у нас достаточно.

В каком состоянии находится бизнес сейчас, во время карантина?

В данный момент, по понятным причинам, все находится на паузе.

Об особенностях обучения детей на карантине

Как живется отцу, который занимается автоматизацией бизнес-процессов?

Для каждого из детей я написал расписание занятий на неделю. Для этого проанализировал ряд онлайн-ресурсов для обучения. Многие из них дают свои программы бесплатно на время карантина. Например, так выглядит список занятий для 10-летней Мелины. Мотиватором является время на мультики и телефон, а также “премия” и “удовольствие”.

О Майдане, новой власти и бизнес-этике

Хотел бы мыслями вернуться в период Майдана, конец 2013 – начало 2014 года. Тогда с твоей стороны было много волонтерства и красивых поступков. 

В те моменты, когда на Майдане начали стрелять, я понял, что от моего пребывания там не будет пользы. У меня нет ни военной подготовки, ни опыта поведения во время боевых действий. Поэтому стал думать, чем реально могу быть полезен. И я сделал то, что потом назвали Волонтерской сотней. Я смог в достаточно сжатые сроки мобилизовать своих друзей, и мы начали покупать медикаменты, необходимые тем, кто пострадал на Майдане. Мы создали сеть, которая покрывала большую часть государственных и частных клиник и доставляли туда все необходимое: продукты, медикаменты. оборудование для лечения раненых. Все это переросло в систему. Когда стали появляться переселенцы с Донбасса, мы стали помогать им. 

Но вскоре оказалось, что все это требует более масштабного подхода и систематизации. Так был создан Волонтерский Центр “Фроловская 9/11” для помощи вынужденным переселенцам, самый большой в Киеве, а, возможно, и во всей Украине. Из «Фроловской» возник БФ «Свої». Я вхожу в руководство фонда, но сейчас практически волонтерской деятельностью не занимаюсь.

У нас весной 2019 года сменилась власть. Испытываешь ли ты такое же желание помогать, способствовать становлению Украины, как ты это делал в 2014 году?

Я не голосовал за новую власть.

То есть ты порохобот.

Еще какой! Но тем не менее, много моих друзей и знакомых были избраны или назначены в структуры власти. Я близко общаюсь с некоторыми министрами и по-прежнему готов им помогать при наличии четкого запроса. При прошлой и этой власти я примерял на себя некоторые должности в правительстве. Пока что ничего для себя не нашел, и далеко не факт, что я готов продолжить волонтерство. Я готов исполнять какие-то роли, понимая, на что я буду жить и содержать свою семью. Я не готов обманывать. Не рассматриваю варианты каких-либо неофициальных доходов или спонсорства со стороны власть имущих. Единственный вариант для меня – это абсолютно прозрачная и честная работа. 

Получается, что в теории может найтись вариант, который тебя устроит. Что это может быть? Ты историк?

Нет, я экономист. 

Возможно, должность «министр экономики» создана для тебя?

Нет, ни в коем случае. В последние три года я занимаюсь бизнес-анализом и задачами по автоматизации бизнеса. Поэтому, возможно, это какие-то роли в министерстве информатизации. Я умею автоматизировать бизнесы. Я это сделал в “Интересном Киеве”. Разработанную систему я продал нескольким компаниям. И последние два года я – совладелец компании, занимающейся автоматизацией бизнес-процессов. 

Думаю, эти умения могут пригодиться везде.

Во многих министерствах и государственных компаниях есть подобные должности. Но я не думаю, что в данный момент я горю желанием подавать свою кандидатуру на подобные должности. Госслужба – это много ограничений. И небольшая зарплата в сравнении с большим бизнесом. А я считаю, что работа должна быть соответственно оплачена.

Еврейские корни тебе помогают или мешают?

Однозначно помогают. Я выпускник киевского «Гилеля», который привел меня в еврейство. Меня трудно назвать себя соблюдающим, однако есть вещи, которых я стараюсь придерживаться. Свинину не ем, а вот Шаббат чаще всего не удается соблюдать. На праздники стараюсь приходить в синагогу. Стараюсь воспитывать своих детей в еврейской культуре. Мой сын ходит в еврейский садик и рассказывает нам, что мы неправильные евреи. Моя дочь тоже многое знает и читает. А сестра – ортодоксальная еврейка. В моей картине мира ценность еврейства достаточно высока. И для меня достаточно важна принадлежность к еврейству. Ценности иудаизма для меня важны и в работе. Бизнес-этика – превыше всего. Я никогда не переступлю через кого-то, делая бизнес. Для кого-то – это сильная сторона, для кого-то – слабая, кто-то идет по головам. Но личностные отношения намного важнее бизнес-целей.

Волонтерство, о котором мы говорили, тоже связано с ценностями иудаизма?

Жизнь связана с еврейскими ценностями. Волонтерство – безусловно связано. Мой онлайн-курс называется «Как починить мир». В нем рассказывается о примерах общественного активизма, которые так или иначе сработали. В нем есть рецепты того, как быть социально активным. 

Из этого я делаю вывод, что твоя цель – исправить мир.

Уверен, что это цель каждого человека, другое дело – насколько активно он этим занимается. Я люблю жить комфортно. Поэтому, я делаю все, чтобы в этом мире было комфортно мне и моим детям, а также всем окружающим.

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.