Памяти Василия Волошина, Праведника Народов Мира

13.11. 2019.
Сад. Осень. Падают листья…
Но сегодняшний сад – он не столько об осени как времени года.
Об осени покидающих сад листочков, что ещё вчера были важной частью жизни Сада.

Позавчера украинский еврейский сайт сообщил о смерти Василия Волошина, одного из последних из живых Праведников Мира, живших на Украине. Его имя (было) связано со спасением евреев концлагеря Богдановка, что под Одессой. Сделал в тот день перепост. Падавших гонимых к концентрационному лагерю обессилевших людей, недостреленных, шевелившихся,- подбирали Волошины, Василий и его мама – прятали, лечили, помогали встать на ноги, подделывали документы, спасая от неминуемой смерти…
Знал о нём и о Богдановке – не из публикаций в интернете и не из новостной ленты. О нём упоминала два десятилетия назад, когда была ещё жива, родственница, частичка одесской нашей родни.

Википедия:
“В декабре 1941 года после вспышки эпидемии тифа было решено уничтожить всех заключённых. Румынские власти (согласно ряду источников — с участием немецких войск) начали массовое убийство 21 декабря 1941 года. Операция по уничтожению евреев, приуроченная ко дню рождения Сталина, была названа «Подарок Сталину». Узники были принуждены рыть голыми руками ямы в промёрзшей земле и складывать в них тела только что расстрелянных или сожжённых заживо в сараях товарищей по заключению.

Количество жертв, казнённых в Доманёвском районе, превышает 115 тысяч человек, из них около 55 тысяч — непосредственно в Богдановке.

Организаторы расстрелов М. Ионеску, В. Манеску и ряд других в 1945 году приговорены к смертной казни, которая впоследствии заменена на пожизненное заключение”.

О Богдановке рассказывала мне Алиса Плессер-Харнам, одна из немногих, что вопреки всему пережитому, осталась жива. Согнанные в Богдановку, содержавшиеся в свинарниках бывшего колхоза, люди – бывшие жители названной гитлеровцами Транснистрией территории Одесской, Николаевской областей, части Молдавии.

На короткое время немцев сменили итальянцы. Проходя рядом с мамой Алисы, офицер-итальянец произнёс: “если вы попытаетесь бежать, мы этого не заметим”. Бежали, пойдя на смертельный риск: всё равно лучше, чем умирать в концлагере. Скрывались в катакомбах, заливаемые фашистами водой, ели лишайник и мох. Выжили!..
Когда пришли советские войска, мама строго наказала: будут спрашивать – скажешь, что мы были в Ташкенте…
После пережитого у Алисы не было ни сердца, ни почек, ни лёгких, чтобы дышать – не человек, а сплошной комок нервов.
В 1999-ом она приехала. Иерусалим, Яд Вашем,- в День Катастрофы. Из Австралии, где прожила 30 лет, с 1969 по 1999.
– Алиса, почему Австралия? столько лет?
– Я очень люблю Израиль, и, уезжая из Союза, сочла, что со всеми моими болячками не хочу, не могу, не имею права быть обузой моей стране.
Весь остаток своей жизни она посвятила Памяти, Холокосту, Богдановке, работала в Мельбурне в Центре Холокоста, писала, переводила книги, свидетельства очевидцев…
Апрель 1999-го. Церемония Памяти. Прилетела с маленькой сумкой, половина содержания которой – лекарства и баллончики со спреем, который давал возможность дышать.
– Теперь я отсюда никуда не поеду!- произнесла она. И полтора года жила в моём доме, при ней и при её участии сад киевский начал складываться и пускал он свои корни.
Сделали операцию на сердце, которую не решались делать в Австралии. Поставили клапаны и стимулятор. Врач сказал мне тогда: “несколько месяцев, полгода, не больше…..”
Она умерла через семь месяцев – неделю спустя после окончания перевода книги о Холокосте, с русского на английский. Работа над этим переводом дала ей стимул жить, она должна была закончить…

Её дед, Иосиф Елин, киевский учитель. Мой прадед – киевский часовой мастер. Двоюродные братья. Вместе они ушли в Бабий Яр. Из одного дома ушли, 2-ой и 7-ой этаж дома на Красноармейской Большой Васильковской. Ушли 29-го сентября 1941-го – в киевскую осень…

Уже в Израиле жизнь свела её с Эстер Гельдельман, тоже уцелевшей в Богдановке. Они были как сёстры, даже больше, чем сёстры… Разговоры по телефону, воспоминания, вскрики, слёзы – когда вечерами, когда и ночью.
Эстер жила в Израиле с семидесятых годов и все годы стучала во все двери, не молчала – чтобы знали и помнили о Богдановке.
На её глазах превратили в месиво голову её брата. Подругу, которая не могла подняться и сказала полицаю, что больна и двигаться не может сегодня, полицай – “что значит ты больная? нам не нужны больные, нам нужны те, кто работает”- пристрелил девушку на месте.
Эстер кричала от боли, стучалась в сердца – все годы не могла молчать…
И когда открыли после реконструкции музея Яд Вашем новую экспозицию, я был там. Увидел стенд, посвященный Транснистрии и Богдановке – и с экрана небольшого телевизора лицо Эстер и её рассказ с глазами, полными слёз. Помчался домой, позвонил ей в Рамат Ган.
– Это моя победа. Я рассказала о Богдановке. Теперь я могу уже умереть. – разрыдалась…
– Не смейте так думать, говорить так! О Богдановке теперь рассказывает в Яд Вашем Ваш голос! Именно теперь Вы ОБЯЗАНЫ жить!..

Нет уже Алисы Харнам, со 2-го января 2001-го. Нет Эстер Гельдельман. Ушёл и Василий Волошин, Праведник Народов Мира – ноябрь 2019-го.

Падают, падают, падают листья…. Осень уносит их в Вечность…

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.