Форшмак

Форшмак

Давид Моисеевич Кацнельсон праздновал свой семидесятилетний юбилей в кругу близких родственников, в эмиграции. Судьба занесла Давида Моисеевича в Германию. Сначала в небольшую немецкую деревеньку в гористо – лесной местности, недалеко от большого города Кассель. А затем поближе к своей дочери Двойре, в Баварский красавец Мюнхен. Давид Моисеевич к своим семидесяти выглядел вполне себе сохранившимся активным и крепким мужчиной, с небольшой лысиной островком, которую он с недавних пор стал прикрывать маленькой кипой, купленной в последнюю поездку…

Читати далі

Бриллиантовая нога

Бриллиантовая нога

При советской власти в Одессе жил один потомственный ювелир – Хаим Осипович Ермолицкий. Когда он решил эмигрировать, КГБ установило за ним круглосуточную слежку. Комитетчики не сомневались, что он попытается вывезти свои бриллианты. Увидев, что он купил на толкучке две пары обуви на толстой подошве, они поняли, что он хочет спрятать драгоценности в них. И они оказались правы. Дома Хаим задернул занавески на окнах, взял дрель, просверлил в подошвах отверстия и всыпал в них камни. А…

Читати далі

Сионист (рассказ)

Сионист (рассказ)

Когда я был маленький, родители говорили непонятно. Потрясая перед папиным лицом авоськой гнилой картошки, мама спрашивала: – Что ты тут, поц ин тухес*, купил? – Что такое “поц ин тухес”? – встревал я. – Ну, это… – смущённо тянула мама, – вроде “дорогой человек”. – Как Брежнев? – Ой, вей! – хваталась она за сердце. – Кто тебе это сказал? – Папа. Отец ухмылялся. – Чему ты ухмыляешься? Если этот шлемазал*, где-то скажет… – А…

Читати далі